Ты не в игре
Все блоги / Блог Натаниэл / Книга Натаниэля (с)
Книга Натаниэля (с)
тема открыта 15 февраля 2012 в 22:45
Натаниэл [15-V]
Все сообщения
(с)перто с полумрака.
----------------------------------------------------
Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить
дважды
Ты не в игре
в начало написано 15 февраля 2012 в 22:45
Натаниэл [15-V]
Все сообщения
Книга Натаниэля
Стань Творцом При Помощи
Иллюстрированных Примеров
Всего За Семь Дней


XIV.
– Грехи? Какие грехи? – воскликнул Бог. – Первый раз слышу о каких-то грехах!
Он вытащил изрядно потрёпанную книгу в жёлтой обложке. Книга была озаглавлена большими буквами «Творение для чайников. Станьте Творцом Всего За Семь Дней При Помощи Простых, Иллюстрированных Примеров!!!»
– Тут ничего не сказано о грехах! – воскликнул Он. – Никаких грехов!
– Ну не знаю, – сказал Авель, – ты же выгнал папу с мамой за яблоко. Они совершили грех и ты их выгнал.
– Первый раз слышу, что это было «за яблоко». Кто тебе это сказал?
Авель кивнул в сторону Змия.
– Опять ты, Отец Лжи! – воскликнул Господь.
– Натаниэль, если хочешь. – сказал Змий. – Для друзей я Натаниэль. Меньше официоза.

XXIX.
– И что это такое? – спросил Бог.
– Инквизиция, – сказал Натаниэль, – во славу Твою, разумеется.
– И зачем? – спросил Бог. – Я им что, это велел делать? Это что, они так понимают «хорошо прожаривайте мясо, иначе не избежать паразитов»? Это как они «мойте руки перед едой» превратили в такое?
Натаниэль пожал плечами. Последние пять тысяч лет он в основном вздыхал и пожимал плечами, и делал это уже просто мастерски.
– По-моему, ты опять им мозги запудрил. – сказал Господь с подозрением. – Почему индусы мёртвых сжигают, а эти – живых?
– Вообще индусы тоже живых женщин сжигают, вместе с мёртвыми мужьями… – сказал Натаниэль неосторожно.
Бог схватился за голову.
– Ну ты даёшь! – воскликнул он. – Надо было тебя кинуть на другой участок работ.
– Это на какой это? – спросил Натаниэль. – Сперва Сатана то, Сатана сё, Отец Лжи подай, Отец Лжи принеси, про Добро и Зло объясни, а теперь всё не по нам?
– Да. – сказал Господь. – Именно так.
Натаниэль обиженно молчал.
– Ну хорошо. Ну ты мне хоть объясни, почему они всё делают во славу Мою? Я вот ничего во славу их не собираюсь делать, они на взаимность могут и не рассчитывать. – сказал Господь.

XXXV.
– Ах Гоморра-городок, беспокойная я, беспокойная я… – напевал слегка Натаниэль, наливая себе кофе в кружку с большой надписью «Я тут №2!!!». Кружка ему не особо нравилась. Конечно, он всегда хотел, чтобы его воспринимали, скажем, как №1, но факт – он именно №2. Куда больше его раздражали три восклицательных знака.
– Эй, Нечистый, пойди сюда! – раздался Глас.
Натаниэль отставил кружку и подошёл к Господу.
– Ну, это самое. – сказал Господь, протягивая ему коробку. – Поздравляю с пятитысячным годом безупречной службы, Враг Рода Человеческого.
– Новый свитер, здорово! – сказал Натаниэль, разрывая обёртку. – И на нём написано «Будь я проклят, LOL!», и всего с одним восклицательным знаком.
– Это ещё не всё. – сказал Господь. – Вот сюда смотри.
Натаниэль присмотрелся.
– Немцы? Похожи на монахов. А что это за звезда на полу?
– Это сатанисты! – сказал Господь гордо.
– Кто?… – переспросил Натаниэль тихо.
– Сатанисты. Сатанопоклонники. Все твои. Забирай. Они поклоняются тебе так же, как остальные поклоняются мне. Ну, не совсем так же, добровольно. Но тем не менее.
– Мне?…
– Да, да, тебе! – воскликнул Господь, сияя от радости. – И они тоже читают «Отче наш», только задом наперёд, и приносят тебе жертвы, и называют себя своим Господином, и вершат всякую ерунду во славу твою!
– И я тоже могу морочить их дурацкими требованиями, запутывать, сбивать с толку и обещать, не давая ничего взамен? – спросил Натаниэль.
– Сколько угодно! – сказал Господь.
Натаниэль бросился ему на шею.
– Спасибо, Боже! Ты самый лучший Господь на свете!!!
– Да, да! – сказал Господь. – Погоди, что значит «тоже»?!.

XXXVI.
– Эй, Дитя Порока, а где мой совочек? – крикнул Господь…
– Понятия не имею! – крикнул Сатана издалека. – Наверняка на месте.
Господь положил на землю рассаду и побрёл к подсобке.
Табличка на двери гласила: «АД. Страшные картины. Не входить! Вечные муки. Оставь надежду, всяк сюда входящий. Посторонним вход воспрещён!».
Внутри Господь хранил свой инструмент.
Покопавшись в карманах, он извлёк ключ. Повернул его в замке. Открыл дверь.
– Здарова, бать, – сказал один из сидящих в Аду, – заходи, садись.
– Что такое? – спросил Господь. – Это что за картина Босха?
– Да не волнуйся, – подмигнула душа, – у нас тут порядок.
– Вышли оба. На клумбы не наступать. – скомандовал Господь. – Эй, Ничто, Которое Ничтожит!! – крикнул он, направляясь к кабинету Сатаны.
Натаниэль сидел за широким столом, пил кофе и читал книгу в кожаной обложке. Вдоль стен сидели и скучали души.
– Что такое? Почему посторонние в Аду? – строго спросил Господь.
– А куда я их дену-то?! – спросил Натаниэль удивлённо. – Это Каин с Иудой. Я им льготное помещение предоставил, как ветеранам. Чтобы в давке не помяли… А куда я их дену-то? Ты видишь, у нас перенаселение.
– Какое перенаселение? Где мой совочек!! – воскликнул Господь и открыл стенной шкаф.
– Здравствуйте, – сказала душа, сидящая в стенном шкафу, – я не помешаю?
Господь закрыл стенной шкаф.
– И что это такое? – спросил он. – Откуда у нас вдруг перенаселение?
– Ну тут как, – сказал Натаниэль, – это, понимаешь, чума, холера, язва…
– Язва?… – поразился Господь. – Это когда в животе рези?…
– …И полное отсутствие гигиены. Средневековье!
– Значит так. – сказал Господь. – Через полчаса сбор на главной лужайке. Будем учиться реинкарнации. А то ишь выдумали…
– Я думал, только индусы верят в реинкарнацию. – сказал Натаниэль.
– Ты видишь хоть одного индуса? – сказал Господь.

XLII.
– Ну ты же понимаешь, – сказал Господь добродушно, – что ты им не можешь рассказывать, что видел Меня, правда?
– Конечно понимаю, – сказал Гагарин, – я им так и скажу: «Бога не видел».
– Ну вот и молодец. А это что такое?… – сказал Господь, протягивая руку к большой кнопке.
– Ради Себя, не трогай ничего! – воскликнул Натаниэль, утирая пот. – По-моему, у меня начинается клаустрофобия.
– Да у тебя кабинет такого же размера! – сказал Господь.
– Ну я никогда не говорил, что мне в нём комфортно, да… – сказал Натаниэль. – Можно открыть окошко?

CX.
– Здорово у вас тут. – сказал Натаниэль. – Просто здорово. Пейзаж отличный. Воздух чистый. Наверняка охота богатая?…
Он глубоко затянулся и выпустил струйку густого дыма.
– А почему речка называется «Ленивый ручей»? – спросил он с любопытством. – Для ручья она великовата, на самом деле, вам не кажется? И течение вроде…
Один из стоящих на берегу сделал знак. Другой – которому знак предназначался – ослабил натяжение потёртой пеньковой верёвки.
Натаниэль головой вниз погрузился в воды Ленивого ручья.
Прошло пять минут.
– Вытягивай. – скомандовал Первый Инквизитор. Второй Инквизитор потянул верёвку вниз.
– …быстрое. Так что не знаю, «Ленивый ручей» – это что-то не то. Я бы придумал что-нибудь посвежее…
Натаниэль снова затянулся и задумчиво сложил руки на груди.
– Скажем, река Иосифа. – сказал он. – Или река Иоанна. Я знаю, вы, ребята, фанаты Библии. Или, скажем, Новый Иордан…
– Почему вы не связали ему руки? – сказал Первый Инквизитор и снова сделал знак рукой.
Натаниэль снова исчез под водой.
Второй Инквизитор пожал плечами.
– А толку? – сказал он.
– Действительно… – сказал первый инквизитор задумчиво.
Он зашагал вперёд-назад по бережку Ленивого ручья.
– И чем вы меня ещё порадуете? – спросил он, глядя на пузыри, поднимающиеся на поверхность воды.
Лопаясь, пузыри выпускали маленькие ленивые колечки дыма.
Второй Инквизитор нервно развернул свиток.
– Ээ… Испанский сапожок.
– Таак. – сказал второй инквизитор. – Нечисть ненавидит испанский сапожок.
– Попросил ложечку и спросил, нет ли на высоком каблуке. Заявлял, что в моде высокие каблуки. Что нога выглядит стройнее.
– То есть как? – спросил Второй Инквизитор. – Он не мучался? Не кричал? Почему?…
Второй Инквизитор снова пожал плечами.
– Откуда мы знаем – почему. Потому же, почему не тонет. Допрашиваемому задали тот же вопрос.
– Вопрос – почему он не кричит и не стонет?…
– Ну да. Спросили – имел ли он дело с нечистым и почему он не кричит от боли. Он заявил, что может покричать, если мне будет приятно.
Первый Инквизитор с любопытством посмотрел на Второго.
– А Вам было бы приятно?…
– О Ваше Преосвященство, – нервно теребя верёвку, протянул Второй Инквизитор. – Звуки, издаваемые мучающимся нечистым духом, услада для уха праведного человека, но я предпочитаю что-нибудь более мелодичное…
Первый Инквизитор вздохнул.
– Что дальше?…
– Дальше… – Второй Инквизитор сверился со списком. – Дальше была Дева. Утверждал, что она не в его вкусе. Сказал что… – Второй Инквизитор погрузился в чтение на несколько секунд. – если выбросить набор для Аку… Пунктуры, получится отличный Вертикальный Турбо… Солярий. Потом потребовал Тайский Массаж. Что это, Ваше Преосвященство?
– Несомненно имена демонов. – сказал Первый Инквизитор. – Ладно. Хоть как-нибудь удалось добиться у испытуемого признания?…
– Признания?… – Второй Инквизитор свернул список и сунул его за пояс. – Признание он сделал сразу. Без пыток.
Первый Инквизитор выпучил глаза.
– Да, да. – сказал Второй Инквизитор. – Он сообщил, что состоит в прямой связи с Сатаной. Когда его спросили, как он вступил в эту связь и как Сатана использовал его в своих целях, испытуемый хихикнул и ответил, что вопрос скорее философский, чем прямой, но если ему дать немного времени, бумагу с пером, набор цветных мелков, стакан рома, белую курицу и кусок верёвки, он попробует объяснить.
– Определенно колдовской ритуал. – сказал Первый Инквизитор. – Колдуны чертят свои проклятые мерзкие знаки мелом и пьют кровь животных, которых приносят в жертву своему господину. Как он попал в наше поле зрения?…
– Брат Клавдий из храма святого Констанция приводил его к причастию и этот человек сказал ему, что хотел бы, чтобы тело Христово было бы попышнее и посдобнее.
– Этот человек очень много шутил, я гляжу. – сказал мрачно Второй Инквизитор. – Безумный дух упорствует в нём и защищает своего раба от орудий святой Инквизиции. Может быть, в испытующих недостаточно пламенна вера? – спросил он с угрозой. – Тогда они не смогут повредить дьяволу!
– Ээ… – Второй Инквизитор нервничал всё больше. – Вы должны знать, что испытуемый сознавался, что он и есть Сатана.
Первый Инквизитор снова посмотрел на Второго с любопытством. Второй Инквизитор поёжился. Он чувствовал себя пауком, упавшим на горячую сковороду.
– Вы же знаете, что одержимые нечистым духом – не дело святой Инквизиции. – сказал Первый Инквизитор. – Это дело врачей и экзорцистов. Святая Инквизиция занимается теми, кто вступал в сделки с Сатаной. По доброй воле и без принуждения.
– Когда брат Савл при помощи святой воды и крестного знамения пытался изгнать дух из испытуемого, – Второй Инквизитор кивнул в сторону реки, – тот заявил, что если ему не рады, он, конечно может уйти, но кричать и брызгаться необязательно, а достаточно попросить. При этом он, кажется, обиделся.
Первый Инквизитор поднял брови.
– Обиделся?…
– Да. Он заявил, что мы с ним в сущности делаем одно дело.
– Мы с ним?…
– Да. – Второй Инквизитор немного отодвинулся. – Сатана и Святая Инквизиция. Что мы с ним делаем одно дело. Только с разных сторон.
Первый Инквизитор задумчиво постучал себя пальцем по подбородку.
– Поднимите-ка его, святой отец.
Второй Инквизитор снова потянул за верёвку.
– Эй! Я видел, у вас там отличная жаровня есть, тащите сюда! – крикнул Натаниэль, размахивая несколькими серебристыми рыбинами. – Рыбалка у вас полный восторг! Смотрите какой жирный! И я видел огромного сома! Если кто-нибудь кинет сачок…
По знаку Первого Инквизитора он снова ушёл под воду.
– А что Вы об этом думаете, святой отец?… – спросил Первый Инквизитор.
Второй Инквизитор посмотрел на воду, на верёвку, на Первого Инквизитора.
– Ну… – сказал он задумчиво. – Этот… испытуемый настоящий джентльмен. Не вижу оснований не верить джентльмену.
– То есть Вы думаете, что он – Сатана. Враг Рода Человеческого. Великий Дракон, Разрушитель Мира.
– Ну… – Второй Инквизитор снова посмотрел на реку, на верёвку, на ноги Первого Инквизитора. – Я ему верю. Почему я не должен ему верить? Зачем ему говорить, что он Сатана, если он не Сатана?
– Чтобы ввести нас в заблуждение? – предположил Первый Инквизитор.
Второй Инквизитор посмотрел на свои руки.
– Обычно нам говорят всё наоборот. – сказал он. – Именно чтобы ввести нас в заблуждение.
– Но Сатана – Отец Лжи. Сказать правду против его природы. Тем более правду о своей природе.
– О, это он объяснил, – просиял Второй Инквизитор, – он сказал, что у него выходной. И он рад, что мы его развлекаем.
– Вы считаете, что это смешно?… – спросил холодно Первый Инквизитор.
Второму Инквизитору показалось, что он с размаху поскользнулся на ледяном краю не очень глубокой, но всё равно имеющей глубину пропасти.
– А что думаете Вы, Ваше Преосвященство?… – спросил он высоким голосом.
Первый Инквизитор снял свой высокий головной убор, отёр со лба пот.
– Я думаю, что мы должны его отпустить. – сказал он.
Второй Инквизитор замер.
– Видите ли, он абсолютно прав. Мы действительно делаем общее дело. Если бы не было искусителя – не было бы и Спасителя, а мы не можем говорить такого, правда? Если бы не было зла – как бы добро получило заслуженную награду?…
Второй Инквизитор замялся. Он представил вереницы телег, гружёных телами, освобождёнными Инквизицией от спасённых душ.
– По почте?… – предположил он.
Первый Инквизитор вздохнул.
– Это был риторический вопрос. Не говорите глупостей. Сатана и святая Инквизиция находятся в вечной борьбе, и пока мы выигрываем. Но если исчезнет Сатана, борьба прекратится, а святая Инквизиция покоится на ней. То есть не покоится, нет, а активно в ней участвует… Да… – он снова задумался. – Но если исчезнет Инквизиция, как мы сможем отделять зёрна от плевел? Разве сможем мы назвать паршивую овцу в стаде?…
– Но их же никто не будет… – начал Второй Инквизитор.
– Да-да, – отмахнулся Первый Инквизитор, – Сатана не станет искушать их, и они не будут творить зла. Но сами-то они от этого не поменяются! Они останутся теми, кто мог бы быть искушён. Но никто их не искусит. А значит, они не попадут к нам. А значит, их души не будут спасены… Поэтому Сатана нужен нам… Так что давайте, вытаскивайте его…
Верёвка со скрипом пошла вниз. Сатана появился над поверхностью.
– Эй, шеф! Ауууу! – он сунул в рот два пальца и оглушительно свистнул. – Там, на берегу! Который у аппарата! Окуни-ка ещё раз, только поглубже, до дна! Я очки упустил!…

CXIX.
Натаниэль уселся на кафедре и принялся раскачивать ногами.
– Не дергайся. – попросил Господь, сосредоточенно сдувая капельку пота со лба.
Натаниэль перестал раскачивать ногами, достал из кафедры толстую чёрную книжечку и стал его листать.
– Слушай, а он записывает исповеди прихожан… – протянул он. – Без фамилий, только инициалы…
– А кроме инициалов что?… – спросил Господь, аккуратно надавливая на поршень шприца. – Ой…
Он вцепился в шаткую стремянку.
– Не упади. – предупредил Натаниэль. – М.Ф., двенадцатое, ссоры с мужем. Трижды «Отче Наш»…
– Ну это, может, от плохой памяти… – протянул Господь, разглядывая скульптуру Девы Марии. – Дай ещё шприц.
Натаниэль соскочил с кафедры и протянул Господу наполненный шприц без иглы.
– Надо побольше, что ли, шприцы завести… – сказал Господь задумчиво, выдавливая содержимое шприца под глаз Девы Марии. – Эти кончаются на раз.
– Взял бы кондитерский… – сказал Натаниэль со вздохом, разглядывая Марию. – Статуя-то большая, обычно-то поменьше… И вообще, заставил бы её плакать саму…
Господь повернулся к нему и поднял брови.
– Статую? Как? – спросил Он язвительно.
Натаниэль пожал плечами.
– Ну кто у нас тут чудотворец…
– Ну а Я по-твоему чем занимаюсь?!
Натаниэль снова вздохнул.
– Ну люди-то ждут другого чуда… А это вроде как… обман…
Господь застонал.
– Ну где, где обман?! Чем это тебе не чудо Господне?! – Он указал на плачущую вязкими кровавыми слезами статую. – Это дело рук Моих, и по воле Моей.
– А ты помнишь, как Ты обжёгся плавиковой кислотой, с тем образом, на стекле в супермаркете?… – спросил Натаниэль, склоняя голову набок. – Ты же Всемогущий, ну почему он не появился сам по себе?…
– Когда что-то появляется само по себе – это не чудо. – ответил Господь, спускаясь и складывая стремянку. – Это случайность. Чудо – это когда что-то появляется так, что это невозможно объяснить.
– Ну вот почему Тебе надо шляться Самому и всё это устраивать – это невозможно объяснить, да…
– А ты мне скажи, ты, умник! – воскликнул Господь. – Как может статуя плакать или кровоточить?… Как может на витрине появиться Мой образ? Как, чёрт тебя дери, профиль Элвиса может попасть на потную футболку? Статуе нечем кровоточить!
– Но это ведь не получается чудом…
– Чудо то, что ты ещё тут! Через семь минут в пяти кварталах отсюда должно необъяснимым образом выключиться электричество! Заводи машину, Я пока ищу ножницы.

L.
– Тихо-тихо, не разбуди его, – прошептал Господь, – аккуратнее неси.
– Вечно у Тебя сюрпризы, – прошептал в ответ Сатана, – ну зачем надо подкладывать её вот так во сне?
– А что Я должен был сказать?! – прошептал Господь. – Се жена твоя, валяйте, ребята, знакомьтесь?
Они аккуратно уложили спящую Еву возле спящего Адама.
– Ты её из чего сделал? – прошептал Сатана. – Тяжелая, как будто каменная!
– Ерунда, – сказал Господь, слегка повышая голос, – такая же глина. Разбуди и познакомь. Я ушёл.
– Опять я?! – сказал Сатана слегка придушенным голосом. – Тебе сказать нечего, а Я что должен говорить?!
Ответа не было.
Сатана подумал минуту, потом с размаху пнул Адама под рёбра.
– Подъём! – крикнул он. – Встаём и начинаем знакомиться.
– Аааа! – закричал Адам, вскакивая на ноги, – эээ! Чёваще?!
– Вот жена твоя! – сказал Сатана, кивая в сторону Евы.
– Какая жена?! Кто меня пнул?!
– Это тебе кажется, что тебя кто-то пнул. – спокойно сказал Сатана. – На самом деле тебе выдрали ребро, чтобы сделать её.
– Выдрали?!
– Да, во сне. Чтобы ты не чувствовал этой ужасающей, мучительной боли.
– Но я её чувствую!
Сатана пожал плечами.
– Такая большая… – сказал Адам, потирая бок. – Как вы её всю сделали из одного ребра? Она весит, наверное, центнер!
Ева открыла глаза и вкатила склонившемуся над ней Адаму пощёчину. От неожиданности он отлетел и плюхнулся на зад.
– Отлично! – сказал он. – Всё просто отлично. Сперва ребро… – он попытался их пересчитать, но потом понял, что не помнит, сколько их было раньше. -…а теперь щека. Что дальше?
– Дальше? Любить её. – сказал Сатана нежно. – Делиться с ней всем.
– Это чем?! Ещё пару рёбер? Или ногу? А может, челюсть?! А давайте позвоночник, а?! Ну зачем мне позвоночник, давайте поделим его между всеми! – закричал Адам.
Сатана отошёл, довольно ухмыляясь.
«Совет вам да любовь», подумал он, «надо было сказать, что её сделали из пяти рёбер. Он бы её никогда не простил».

XLIX.
В тихом благочестии женской половины дома Иосифа, плотника, Мария тонкими, как лепестки лотоса, пальчиками перелистывала большую благочестивую книгу.
Изредка она поднимала глаза к небу и тихо-тихо молилась.
– Радуйся, Благодатная! – услышала она внезапно голос из-за своей спины. Господь с тобой, благославенна ты в жё… Ай!!!
Мария положила большую благочестивую книгу обратно на стол. По полу, схватившись за голову, катался некто в длинной белой хламиде и с огромными крыльям.
– Ты чего дерёшься-то?! – воскликнул он. – Эй-эй, ты чего делаешь?! – взвыл он, когда Мария закрутила ему руку за спину.
– Ну давай, рассказывай, – сказала она, усевшись на его спине удобно между крыльев. И рассказывай подробно, а то я буду делать вот так.
Она шевельнула рукой и некто снова взвыл.
– Ну крошка, слезь с меня! – крикнул он жалобно.
– Давай, давай, – сказала Мария, – рассказывай. Иосифа не будет до вечера, в доме я одна. Хрупкая. Беззащитная. Простая девушка. Так что тебя никто не защитит от ну, крошки. Кроме тебя самого, конечно.
– Я архангел! – крикнул некто. – Я принёс тебе благую весть!
– Архангел? – сказала Мария с улыбкой. – А почему у тебя крылья проволочные?
– Потому что… Ай! Потому что своих нету! – взвыл архангел.
– Разумеется, откуда у назаретского хулиганья свои крылья. У них никогда ничего своего нет. Разве что что-то чужое, если могут убежать.
– Я не хулиганьё! – взвыл архангел ещё раз. – Я посланник Господа с благой вестью.
Мария оглядела архангела. Он был щуплым, ненамного выше её ростом и в очках.
– Ну хорошо. – она внезапно отпустила его, и он взвыл ещё громче. – Выкладывай свою весть, и если она будет хотя бы смешная, сможешь уйти сам и без переломов.
– Я так больше не могу, – жалобно сказал архангел, растирая локоть, – Он сказал, что ты наивная, легковерная и чистая душа.
– Ну допустим это я, – сказала Мария, – это не значит, что я должна верить парню в проволочных крыльях поверх свитера. И как тебя зовут?
– Ээээ… – архангел украдкой посмотрел себе в ладошку. – Гавриил.
Мария резким движением схватила его руку и развернула ладонью к себе.
– Так-так-так. «Богородице, дево, радуйся»… Гавриил пишется через "а", а не через "о". Купить яиц и пемзы для пяток. Ну и как тебя на самом деле зовут, Говриил?
– Натаниэль. – сказал Натаниэль хмуро. Ему это всё чрезвычайно не нравилось.
– Никогда не слышала о таком ангеле. И где же ты живёшь, Натаниэль? Судя по очкам, ты настоящий фанат физического труда. Шамес?
– Я Князь Мира Сего. – сказал Натаниэль. – Сатана. Падший Ангел. Временно исполняю обязанности архангела.
– Это что-то новое, – сказала Мария задумчиво, – в прошлый раз в окно кидали луковицы и кричали «Мария-дурочка, выйди к нам!». Долго кричали, да, пока я не вышла. Сатана под видом архангела ко мне ещё не проникал. Тем более в очках и с крыльями. Вы знаете, пускай я посвятила себя Богу – это не повод так себя вести, правда?
– Так, женщина, – сказал Натаниэль, потеряв остатки желания продолжать вестить благо, – я делаю то, что мне приказано. Ты делаешь то, что тебе нравится. Но – только тогда, когда я закончу и уйду. Поздравляю, ты зачала нового Царя Мира, мессию Господа нашего. И Господа нашего. Всего хорошего, желаю счастливо перенести токсикоз и счастливо разрешиться.
– Слушай, по-моему я тебя видела, – сказала Мария, разглядывая его слегка сужеными глазами, – это не ты служишь у Моисея-книжника?…
Натаниэль вздохнул вздохом человека, который не ждёт от самой сути своего существования никаких приятных сюрпризов вроде «пять минут никто надо мной не будет издеваться» и «я смогу однажды провести день так, чтобы вечером не хотелось биться головой о стену и мычать».
И исчез.

LXX.
– Ну рассказывай, как всё было… – сказал Господь задумчиво.
– Значит так. – сказал Натаниэль, доставая модель из папье-маше. – Вот это вот – Центральный Зиккурат большого делового комплекса Вавилона. Условное название «Храм Торговли».
– Храм чего? – переспросил Господь.
– Торговли. – сказал Натаниэль, сверившись с бумажкой.
Господь хмыкнул.
– Ну давай дальше.
– Итак… – Натаниэль углубился в бумажку. – В ночь с четырнадцатого на пятнадцатое произошло обрушение перекрытий на всём протяжении… Ага… Затем обрушился фасад. То есть примерно так.
Натаниэль вытащил из-за пояса большую палку и несколько раз ударил по модели. Папье-маше сложилось в аккуратную горсть мусора.
– Да, – сказал Натаниэль, пряча палку, – именно так всё и было. Дальше на место происшествия прибыла соответствующая комиссия. – Он снова уткнулся в бумажку. – Они обнаружили что все, кто отвечал за технику безопасности, надзор за работами, распределение средств и так далее, в общем – все, что все теперь говорят на каких-то странных языках. Во всяком случае, активно дают понять, что не понимают своего родного.
– И? – спросил Господь, закидывая ногу на ногу.
– Предварительная версия комиссии: гнев Господен. Однако представители Церкви Истинного Бога, Другой Церкви Истинного Бога и Церкви Другого Истинного Бога, которые должны были, кстати, иметь свои представительства на четвёртом этаже Храма Торговли, в отделе «Торговля Собой И Сопутствующие Товары», от комментариев воздерживаются.
– Ну а на самом-то деле кто виноват? – спросил Господь.
– Некомпетентность. – сказал Натаниэль. – Ну если не умеешь воровать – чего браться-то?

LXXII.

Адам обнял Еву за плечи и поднял руку к ночному небу.
– Посмотри, как прекрасно, – прошептал он ей на ухо, – и весь этот мир сотворён для нас.
Где-то близко запел соловей.
– Прислушайся, – сказал Адам ещё тише и ещё нежнее, – и ты услышишь музыку. Звук гармонии сфер.
Ева прильнула к Адаму и сделала вид что прислушивается.
Через секунду они оба заткнули уши – с небес послышался звук, похожий на вопль умирающей от смеха касатки, пытающейся не подавиться тренерским свистком.
– Что это?! – крикнула Ева.
– Простите, – раздался Глас с небес. Вопль касатки оборвался в одном высоком писке растягивающихся мехов. – это Гармония Сфер. Не помешал?
– Ужасно, – проговорил Адам, пытаясь мизинцем выковырять из уха остатки звука. – Никогда так больше не делай.
– Ну Я подумал, тёплая летняя ночь, романтика, любовь… И лёгкая приятная мелодия сделает её незабываемой… – сказал Глас с небес неуверенно.
– Спасибо, – сказала Ева кисло, – я-то точно никогда не забуду. До самой смерти.
Где-то близко соловей злорадно захихикал и попытался потереть крылья.
– Ну ладно, – сказал Глас обиженно, – только больше не просите.
– Отлично! – мгновенно согласились Адам и Ева.
– Сатана, а Сатана, – прошелестел Глас, удаляясь и затихая, – а ну пойди сюда. Я тебе щас дам «растяни меха, гармония». Я те клюв-то на гузку натяну. Я те покажу, как над Господом своим смеяться.
– Зачем? – спросил соловей, взлетая с куста и поднимаясь в небо. – У меня, кажется, и так получается.
Ещё через пару секунд оба голоса перестали быть слышны, и Адам и Ева услышали музыку Сфер.
Сферы слегка поскрипывали, слегка стучали сбитыми шестерёнками и иногда – почти неслышно, если не напрягать слух – издавали приятный, мелодичный «бдзынь».

LXXVII.
Натаниэль удивлённо поднял брови. Дверь кабинета Господа была закрыта. И на неё была наклеена табличка.
На табличке значилось: «Бога нет».
– Что значит «нет»? – сказал Натаниэль. – Ещё вчера был.
– Есть Я. – хмуро сказал Господь, открывая дверь. – Я отдыхаю. Чего надо?
– Тебе письмо, – сказал Натаниэль, помахивая длинным коричневым пакетом. – Не знаю, правда, откуда. В ящике валялось…
– Давай сюда. – сказал Господь, протягивая руку.
– Станцуй! – воскликнул Натаниэль, поднимая руку над головой.
Господь без труда отнял у него конверт.
– Я те дам – «станцуй». – проворчал Он. – Свободен.
Он распечатал конверт и вытащил длинный, осыпающийся свиток.
Свиток гласил:

Новый хит в любимой серии!

Что-то пошло не так? Творение сложнее, чем Вы предполагали? Люди считают, что Вы допустили слишком много ошибок?

Мессианство Для Чайников – Воплотитесь В Образ Живой И Скажите Всем, Что Всё Так И Было Задумано!

Зачем разрешать Сатане объяснять людям – что Вы имели в виду, если Вы можете сделать это сами?

Первому покупателю – плащаница в подарок!!!

Заказывайте бестселлер нескольких тысячелетий наложенным платежом в издательстве «Демиург И Тауматург Медиа, учебные пособия для начинающих Творцов, Лжепророков, Пророков, Всадников Бледных На Коне Горящем и Веб-дизайнеров»!
----------------------------------------------------
Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить
дважды
Ты не в игре
в начало написано 15 февраля 2012 в 22:46
-Дождь на Ресницах- [16-V]
Все сообщения
это че все эти буквы читать надо?
----------------------------------------------------
Мой психиатр сказал мне, что Я не смогу завоевать мир!..Наивный раб!..
Ты не в игре
в начало написано 15 февраля 2012 в 22:47
Натаниэл [15-V]
Все сообщения
-Дождь на Ресницах-
это че все эти буквы читать надо?
Нет
----------------------------------------------------
Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить
дважды
Ты не в игре
в начало написано 15 февраля 2012 в 22:58
Натаниэл [15-V]
Все сообщения
Это к вопросу о массовых угрозах сожжения
----------------------------------------------------
Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить
дважды
Ты не в игре
в начало написано 16 февраля 2012 в 17:32
Лесная рысь [18-VI]
(св) Все сообщения
-Дождь на Ресницах-
это че все эти буквы читать надо?
А я почитала
Ты не в игре
в начало написано 16 февраля 2012 в 22:19
Натаниэл [15-V]
Все сообщения
Лесная рысь
А я почитала
Как тебе? )
----------------------------------------------------
Уметь наслаждаться прожитой жизнью — значит жить
дважды
Ты не в игре
в начало написано 16 февраля 2012 в 22:30
Lise [15-V]
Все сообщения
Все ж решил выложить одну из историй про свое прошлое)
----------------------------------------------------
Стена меж нами... Благо, я — в проеме...
Ты не в игре
Натаниэл []
аватар

Список друзей (74)

Добавлен в друзья (42)