Общая информация
Персонаж
Боевое развитие
Мирное развитие
Каталог предметов
Каталог заклинаний
Организации
Разное

Ломбард

Ломануэль, окончивший столичную Консерваторию имени Налиуса по классу лютни, к ужасу своих высокопоставленных родителей, ушел из дому сразу после выпускных экзаменов. Юношу не прельщала карьера придворного музыканта, ей он предпочел удел уличного барда в бедном квартале. Два года он провел сидя на перилах моста, распевая о жизни бедняков с наивным восхищением, свойственным лишь аристократам, мечтающим о «прелестях простой жизни» рыбаков и чернорабочих. Ломануэль, сам за всю жизнь не разрубивший ни единого полена, преклонялся перед рабочим классом и велел всем называть себя просто Лом.

Когда бард услышал о Магических Землях, они стали основной темой его песен. Он нес бедноте «Благую весть» о стране полной чудес, о стране возможностей, где каждый может быть, кем он хочет. В конце концов, он решил, что выполнил свою задачу мессии и решил сам взглянуть на место, которое воспевал.

Нарушив строжайший запрет подмастера Гримо, Лом пронес в Магические земли свою лютню, не желая расставаться с инструментом. Конечно же, несчастный инструмент не избежал воздействия магии – лютня превратилась в подобие балалайки и к ужасу Лома, продолжала медленно расти.

Решив не унывать, Лом отправился на поиски самого волшебного места волшебной страны и неудивительно, что поиски привели его в Лес. Таскание балалайки-переростка сильно утомило его, и он решил переночевать прямо на выходе из телепорта, в центре Леса, в окружении элементалей и огромных деревьев.

Когда Лом продрал глаза на следующее утро, выяснилось, что его балалайка за это время выросла до размеров коттеджа и, похоже, пустила корни. По-прежнему преданный своему инструменту, музыкант решил остаться с ней. Он прорубил в балалайке дверь и несколько окон, и с помощью добровольцев из Магических Земель худо-бедно обставил свой новый дом. Музыкант твердо решил, что продолжит зарабатывать своей профессией, и поэтому повесил над входом в избу-балалайку большую табличку «Лом, бард». Он надеялся, что истосковавшиеся по культуре маги будут приходить к нему, чтобы наслаждаться музыкой. Петь в балалайке было удобно, акустика у деки, ясное дело, была прекрасная, да и сам инструмент магическим образом подыгрывал своему хозяину.

Но маги – народ невнимательный. Они не заметили запятую на табличке, разделяющую имя и профессию, и увидели то, что хотели увидеть. Место, куда можно загнать все набранное в лесу барахло. Первый же маг шокировал Лома тем, что со слезами на глазах тряс слитками золота и серебра, повторяя «золото, это же золото – я не видел его 25 лет».

В конце концов, Лом понял, чего хотели от него люди, и за кого принимали. Сначала он был оскорблен, разочарован и подавлен – как бард он оказался здесь никому не нужен. Но потом музыкант решил, что он единственный, кто может помочь этим людям – пусть и не в той роли, которую он для себя видел. Одним письмом переведя все свое немалое состояние, полученное от родителей, в алмазы и жуки, Лом начал скупать у сталкеров Леса все, что они предлагали. Бард успокаивал себя тем, что копит те самые чудеса, за которыми приехал сюда. Потом НИИ Гаусса связалось с ним и предложило скупать у него слитки металлов для изучения – это завершило превращение барда-идеалиста в умелого торговца. Впрочем, Лом к удовольствию клиентов по-прежнему частенько поет под аккомпанемент своего дома, магазина, инструмента и наверное самого верного друга – гигантской балалайки с табличкой «Лом, бард».